Переселение черкесов в Османскую империю
по документам российских архивов

Донесение посланника России в Стамбуле А.Б. Лобанова-Ростовского министру иностранных дел вице-канцлеру А.М. Горчакову о прибытии в Стамбул и визите к нему бывшего наиба Черкесии Магомет Амина

9 (21) мая 1861 г.
Архив внешней политики Российской империи
Ф. Канцелярия министра иностранных дел. Оп. 469. 1861 г. Д. 35. Л. 497–499.
Подлинник. На франц. яз.

Донесение посланника России в Стамбуле А.Б. Лобанова-Ростовского министру иностранных дел вице-канцлеру А.М. Горчакову о прибытии в Стамбул и визите к нему бывшего наиба в Черкесии Магомет Амина.
 

Буюк-дере, 19/21 мая 1861 г.

Мой князь,

Черкесский наиб Махомет Эмин, недавно прибывший в Константинополь, незамедлительно мне представился. Не будучи предупрежден о его отъезде с Кавказа, я спросил о причинах, которые привели его сюда. Он ответил, что императорское правительство собирается отозвать уступки, которые были предоставлены абадзехам в обмен на их покорность, и что большая военная экспедиция организуется против них для захвата их территорий. Узнав об этих приготовлениях, наиб немедленно дал знать генералу графу Евдокимову, что он готов покинуть страну, где он не может оставаться иначе как в ложном положении, займет ли он во главе горцев место, предназначенное ему его именем и историей, или останется верен своей клятве покорности. Граф Евдокимов, согласившись с этими соображениями, выдал Махомету Эмину заграничный паспорт на три года и посоветовал срочно уезжать.

Наиб сказал мне, что накануне отъезда у него не было времени уладить финансовые дела и организовать получение дохода от его значительной собственности; что, впрочем, граф Евдокимов обещал ему обеспечить его интересы и направлять регулярно ему суммы, которые ему понадобятся. В конце, Махомет Эмин просил меня авансировать ему 6000 рублей, которые ему нужны для поездки в Египет и Мекку, с тем чтобы их вычесть из денег, которые поступят на его имя в Константинополь.

Поскольку я не получал от наших властей на Кавказе никакой информации о договоренностях с наибом, я осмелился просить от Вашей светлости распоряжения по этому вопросу моей телеграммой от 7/19 сего месяца.

Наиб намерен обосноваться в Египте с семьей после поездки в Мекку, он мне сказал, что жаждет покинуть Константинополь, где вынужден целыми днями отклонять просьбы шапсугов, нетухайцев и прочих черкесов, которые склоняют его возглавить их. Мохамет Эмин заявляет о своей лояльности Его величеству императору, добавляя, что если его присутствие в стране принесет какую-либо пользу, он с готовностью согласится с приказанием о возвращении.

В ходе нашей беседы я мог заметить, что наиб рассчитывает на щедрость императорского правительства и обеспечение ему за границей подобающего положения – он стремится провести параллель между собой и Шамилем – он надеется, что своим добровольным подчинением заслужил, по крайней мере, такое же право рассчитывать на благожелательность императорского Кабинета, как и его бывший соперник, что единственный шанс в войне попал в руки русских войск.

Я думаю, что должен направить копию настоящей депеши князю Орбелиани в Тифлис.

Имею честь пребывать в глубоком уважении, мой князь,

Вашей Светлости смиренный и покорный слуга А. Лобанов